» » Грустная история с моей анальной девственностью

Грустная история с моей анальной девственностью

Какой красивый ребенок - именно эту фразу я слышал много раз с самого детства.
Но мне моя внешность доставляла одни проблемы. Статный, гибкий мальчик со слегка вьющимися каштановыми волосами и огромными карими глазами в обрамлении "девчачьих" ресниц. Добавьте к портрету пухлые губки и нежную кожу. Стоит ли говорить, что иначе, чем "девчонкой", меня не дразнили. Да еще и выглядел я всегда младше своего возраста - эдаким ангелочком. Будь у меня бойцовский характер, может быть все было бы и не так плохо, но мать-природа, продолжая свою шутку, сделала меня робким, нерешительным, и, чего скрывать, трусоватым. Драться я не умел, и жутко боялся быть побитым. В случая же возникновения любого конфликта, совершенно терялся, руки начинали дрожать, на глазах выступали слезы. Но, если отбросить все это, моя жизнь до выпускного класса была вполне обычной и безмятежной: редкие игры со сверстниками (чаще, девочками), учеба в школе, мои любимые книги.
Грустная история с моей анальной  девственностью

Но в стоило мне отметить совершеннолетие, как весь привычный мир рухнул: буквально за месяц счастливый брак родителей разлетелся вдребезги. Дом сотрясали скандалы, причину которых я не мог, да и не хотел понять. В один далеко не прекрасный день отец поднял руку на маму, и совместная жизнь нашей семьи закончилась. Развод прошел быстро: мама получила алименты и приличную сумму, на которую приобрела квартиру в противоположном конце города ("Чтобы быть как можно дальше от этого ублюдка!"). Я переехал вместе с ней. Меня ждали новый дом, новый район и новая школа, где предстояло отучиться еще целый год.
Грустная история с моей анальной  девственностью

В довершении всего то ли от стресса, то ли еще от чего-то, но с моим телом начали происходить странные вещи. Сначала начала болеть и опухать грудь, но совсем сбитый с толку происходящим хаосом в доме, я не придал этому значения. Грудь все увеличивалась, а в месте с ней начало "чудить" и остальное тело: моя попка, и раньше больше подходящая девушке, начала приобретать еще более "провокационные" очертания, что было особенно заметно на фоне узкой талии. Член же напротив, оставался детским и обидно маленьким. Естественно, я жутко комплектовал по поводу всего этого и старался так долго как мог, спрятать проблему. В ход шли бесформенные свитера и другие ухищрения. Впрочем, родители были так увлечены своими разборками, что не заметили бы не только рост женских сисек у сынишки, но и появления у него на голове ветвистых рогов. Уже после переезда в новую квартиру я понял, что изменения становятся все заметнее: грудь уже имела полноценный второй размер и на удивление красивую форму. Краснея, бледнея и поминутно теряясь, я наконец-то рассказал все маме, и уже на следующий день предстал перед врачом.

Доктор, крепкий мужчина лет пятидесяти с уверенным голосом и серо-стальными глазами, разговаривал с мамой, одновременно лапая мои груди. Нет, наверняка это действо имело какое-нибудь медицинское название, но почему то мне на ум пришло именно такое слово. Наверное, потому что иногда в его глазах мелькало что-то, заставлявшее меня испуганно сжиматься, а крепкие пальцы довольно болезненно выкручивали то один то другой сосок.
- Не стоит слишком сильно волноваться. Такое бывает, особенно при сильном стрессе: организм человека, особенно в молодом возрасте очень хрупок... Нет, операция не требуется. По меньше волнений - и все само выправиться. В качестве профилактической меры - вот этот препарат по одной капсуле в день. Нет, повторяю еще раз - это не рак, анализы совершенно нормальные. Скорее всего, гормональные проблемы. Если с течением времени не будет положительной динамики - приходите еще раз, попробуем другой курс препаратов.
Маму все услышанное успокоило, я же был просто рад поскорее уйти - почему то доктор очень меня пугал.
Придя домой, и буквально рухнув в кровать, я испытал странное, почти болезненное облегчение: казалось, мир обрушил все возможные беды и дальше могло быть только лучше. Уже совсем скоро мне предстояло понять, сколь сильно я ошибался.
Грустная история с моей анальной  девственностью

От своего первого дня в новой школе я запомнил только шелест удивленного перешептывания за спиной. Когда учительница объявила:
- Ребята, это ваш новый одноклассник Александр С***в, прошу любить и жаловать, - на лицах почти всех ребят появилось изумление пополам с непониманием. Не очень то я походил на Александра: мешковатый свитер плохо скрывал грудь, ни на сантиметр не уменьшившуюся несмотря на вторую неделю приема препарата.
Дураком я не был и, понимая чем грозит любому новичку участь "белой вороны", постарался стать невидимкой, исчезнуть. На уроках отвечал только если спрашивали, на переменах - старался не отсвечивать. К концу первой недели мне стало казаться, что у меня почти получилось...
- Блядь, вот это жопа! - смачный шлепок обжег ягодицы абсолютно неожиданно. Непроизвольно взвизгнув, я обернулся и встретился взглядом с здоровенным коротко стриженым парнем. "Руслан Ка***в, гордость боксерской секции", - всплыло в памяти.
- Оппа, а тут еще и сиськи в комплекте, - парень заржал. Вокруг тоже начали раздаваться смешки, переходящие в издевательский хохот. Наверное, стоило сказать что-нибудь в ответ: что-нибудь дерзкое, ну или хотя бы смешное, но, как назло, я впал в ступор, на глаза навернулись слезы. Я развернулся и быстро пошел прочь по коридору.
- Эй, ты куда, дай жопу примерить! - и снова издевательский хохот и свист. Свернув на лестницу я наконец смог остановиться и дать волю рыданиям. Следующие пару дней все было как будто в порядке, но все чаще я начал чувствовать направленное на меня презрительное внимание. Раздавались шепотки: "... его за жопу схватил... он заревел... как девчонка... пидорас наверное... ". Как выправить ситуацию, я не знал.
Грустная история с моей анальной  девственностью

Следующий понедельник прошел спокойно, мне даже показалось, что происшествие со мной начало забываться. И вот долгожданный звонок с последнего урока. Я ждал его с особым нетерпением еще и потому что жутко хотел писать. Переждав пока все одноклассники разойдутся, я стрелой метнулся в конец коридора к заветной двери.
В туалете было пусто, и, бросив портфель на подоконник, я приступил к делу. И как раз в этот момент у входа послышались голоса - кто-то еще шел сюда.
- Не, Руслан, это все херня.
- Ничего не херня, я вам говорю, верное дело, надо только... о, знакомая попка!
И снова болезненный шлепок по ягодицам. Вот только на этот раз вместе с Русланом две его дружков: высокие, коротко стриженные, словно братья близнецы. Даже ухмылки у всех трех как под копирку.
- Не, пацанчик, скажи, ты точно не девка? А то вон жопа круче чем у Ленки, сиськи тоже зачетные, а уж ебало...
- А че, пацаны, давайте проверим, а то мало ли... Гы-гы-гы!
- Я... я... мне пора идти, - от стража мой голос, и без того ставший выше последнее время, напоминал скорее пищание.
- Не, реально, дай сиськи помацать, - это, кажется Григорий, еще один подающий надежды боксер, - Те че, жалко для пацанов что ли?
Грубая рука прижимает меня к перегородке, вторая - прямо сквозь одежды сжимает грудь.
Наверное надо что-то делать: драться, ругаться, хотя бы звать на помощь...
Но противный липкий охватывает меня и вместо криков я издаю какое-то жалобное поскуливание.
Вряд ли эти парни изначально планировали что-то серьезнее грубой шутки, но именно в этот момент в их глазах зажигается азарт. Азарт хищников, поймавших беззащитную жертву.
- Сема, дверь там прикрой, - Руслан даже не оборачивается к третьему парню, продолжая буквально давить меня взглядом. Понимая, что сейчас мой последний шанс, я делаю последнюю попытку, глупую и неудачную:
- Ма... мальчики, пожалуйста, отпустите меня, ма... - мой голос прерывается от рвущихся наружу рыданий, но вместо того, чтобы разжалобить, мои слезы, кажется лишь подстегивают их.
- Отпустим... обязательно, только сначала немного поиграем, - улыбка Руслана скорее напоминает оскал. Судя по шагам, Семен, третий парень вернулся, а значит туалет закрыт изнутри, и в ближайшее время никто не войдет сюда. Грубая ладонь вновь сжимает мою грудь и я невольно вскрикиваю.
- А сыграем мы в доктора. Ты же хороший мальчик... или девочка? Помнишь, что докторов надо слушаться?
Я кивнул. Григорий тем временем видимо поняв, что сопротивляться я не собираюсь, выпустил мое плечо и обоими руками мял мои многострадальны груди прямо сквозь одежду.
- Вот доктор Гриша очень хочет тебя осмотреть побыстрее, - в подтверждение этих слов сильное сжатие выдавило из меня очередной писк, - Раздевайся, так ему будет удобнее. Гриша, отпусти пациентку.
Хрипло дышащий парень отступил от меня. Раскрасневшееся лицо, проступивший бугор на спортивных штанах. Я же остался стоять прижавшись к перегородке, буквально парализованный страхом. Всего, на что меня хватило, это пошептать:
- Не надо...
- Надо, Федя, надо! - на лицах ни капли жалости, лишь предвкушение, - В общем так, ты же знаешь, что мы боксеры? И либо ты ща делаешь все, что мы говорим, либо мы тебе личико так подрихтуем, сам себя не узнаешь. Что выбираешь?
- Я бу... буду...
- Что будешь?
- Буду делать все что скажете.
- Вот умница. Тогда раздевайся. Полностью. Посмотрим, пацан ты или девка.
На меня вдруг напало странное безразличие, чувство, что ничего уже от меня не зависит и не может быть изменено. А раз так - то и вправду лучше делать то, что мне говорят.
Подрагивающими руками я стянул с себя свитер, оставшись в футболке, уже абсолютно не скрывающей упругие грудки, сделавшие бы четь любой девице. Снятая одежда отправилась на подоконник. Скоро туда же легли брюки.
- Бля, ну точно телка, - мне казалось, что футболка и трусики сейчас задымятся, прожигаемые тремя взглядами. Рустам скрестил руки на груди, Гриша и Сема уже не сдерживаясь поглаживали свой пах. На секунду мне стало интересно, что их больше возбуждает, вид моего обнаженного тела или ощущение власти над беззащитной жертвой, обреченной унижаться ради их удовольствия?
- Давай дальше!
Я снял футболку, и под дружный вздох нагнулся снимая трусики и пытаясь еще хотя бы на секунду прикрыть грудь от жадных взглядов. Еще минута - и вся моя одежда грудой лежит на моем портфеле. Я стою прямо перед троицей парней, прикрывая грудь руками. Мой маленький безвольны членик, жалкое напоминание о моей мужественности, от холода стал, еще меньше и незаметнее. Из глаз текут слезы, я с немой мольбой о милосердии смотрю на своих мучителей.
- Можно мне теперь одеться?
- Неее, - это Гриша, - Какое нахуй одеться... Я тащусь от этих сисек! Таких я даже в порнухе не видел.
Он подходит ко мне, медленно и уверенно.
- Грабли опустил.
Мои руки безвольно падают, и на груди ложатся чужие ладони, начинают мять их. Сначала мягко, почти лаская, но постепенно все грубее и требовательнее. По хозяйски. От боли и страха я начинаю издавать что то среднее между стоном и поскуливанием.
- Ах, бля, - он прижимает меня к стене, в глаза - ни отблеска разума, только похоть. Продолжая мять мою грудь, он начинает тереться об меня пахом, - Я тащусь от этих сисек и этих стонов! Я тебя между ними трахну!
- Стоять, - в голосе Руслана столько стали, что он побивается даже в затуманенный мозг его друга, - нука отвали.
На секунду мне кажется, что Гриша сейчас рявкнет в ответ что-нибудь матерное, но нет, он отходит, напоследок особенно сильно сжав мне соски и вызвав очередной болезненный вскрик.
Теперь передо мной Руслан. Его руки тоже сжимают сгруди пару раз, но, не задерживаясь, спускаются вниз, и начинают мять ягодицы.
- Да, дойки клевые. И попка ничего так, рабочая. А уж губки то какие... - одна рука поднимается к моему лицу и начинает гладить губы, - Ротик приоткрой.
Его голос, хоть и звучит спокойнее, чем у Гриши, напрочь отбивает всякую волю к сопротивлению. Мой ротик, приоткрывается, кажется, сам собой, и туда сразу же проникает пара твердых как стальные прутья пальцев.
- Вот ща мы его и опробуем, - теперь обе руки на моих плечах и давят с силой гидравлического пресса, принуждая встать на колени, прямо на холодный кафельный пол.
Прямо перед моими глазами оказывается пах Руслана. Спортивные штаны не только не скрывают громадный бугор вставшего члена, но, кажется, лишь подчеркивают его.
- Давай, поработай ротиком.
Ужас нахлынул на меня с новой силой. "Сосать член? Стать вафлером? Защеканцем? Членососом?" В моей голове пронеслись десятки презрительных кличек. "Нет! Это не со мной! За что мне это?! Неужели мне и так мало всего выпало". В отчаянии я зажмурился, призывая себе на помощь детскую веру, что вот стоит мне открыть глаза, и весь этот кошмар исчезнет, я проснусь... Но вместо избавления от кошмаров передом ной покачивался возбужденный член, уже освобожденный от штанов и трусов-боксеров. Сантиметров двадцать в длину, покрытый бугорками вен, с большой ярко-красной головкой, он даже красив. Я уставился на оголенную головку, словно кролик на удава. На самом кончике члена уже собралась маленькая капелька смазки.
- Чего уставился, давай соси, - голос Руслана вернул меня к реальности, - И лучше бы мне понравилось как ты минетишь. А не то изуродую.

Головка тыкается мне в лицо, оставляя след смазки на щеке, упирается в губы. Запах члена (пот, моча и еще что-то, лишающее последних остатков воли) вызывает отвращение, но при этом странно приятен. Я судорожно всхлипываю и открываю ротик. Руслан удовлетворенно кивает, неторопливо, растягивая удовольствие, проводит залупой мне по губам, после чего одним рывком входит. Я ощущаю солоновато-горьковатый вкус, рот начинает заполняться слюной, а запах кажется окружает меня всего, впитываясь в кожу и волосы. На затылок ложатся ладони и начинают прижимать меня к паху, проталкивая член все дальше. Нет, не надо - он ведь такой огромный. Я просто задохнусь! Я уже задыхаюсь! Но вот, к счастью, давление ослабевает и я подаюсь назад. Член с причмокиванием выходит из моего рта и покачивается прямо перед лицом. Он влажный и от него к моим губам тянется тонкая блестящая ниточка: смесь смазки и слюны. Моей слюны. Пока пытаюсь отдышаться, меня берут за подбородок, задирают голову. Я смотрю прямо на Руслана: на его лице смесь удовольствия, торжества и презрения.
- Как, вкусный у меня хуй? Не слышу!
В моей голове мигом проносится вереница мыслей: "Ну вот и все - теперь ты пидор! Нет! Как нет: хуй в рот брал - значит пидор. Я не хотел! А им похрену, хочешь ты или нет. Ща будет продолжение. Что мне делать, что делать?! Для начала решить, хочешь ты выйти отсюда целым, или избитым? Избитым?! Нет! Тогда вспомни мудрый совет: не можешь сопротивляться - расслабься и получай удовольствие. Точнее, в нашем случае - доставляй удовольствие. Сделай так, чтобы он был доволен. Если уж начал делать - делай хорошо. "
- Д... да, оч... очень вкусный, - я еще не мог отдышаться.
- А то, - Руслан улыбается, - Член настоящего мужика. Давай, еще мои яйца попробуй. Полижи их.

"... чтобы был доволен... " - я приближаю лицо я мошонке, но не нахожу в себе решимости сразу лизнуть ее, и вместо этого целую. Рядом раздаются насмешки и пошлые комментарии, но я пытаюсь отрешиться от этого. Высовываю язычок и начинаю усердно вылизывать яйца, вспоминая все ранее просмотренное порно с минетами. Шутки стихают, теперь в туалете слышно лишь тяжелое дыхание и мое причмокивание. С яиц перехожу на член, несколько раз провожу кончиком языка вокруг головки.
На мой затылок снова ложатся сильные ладони, и член врывается в мой рот. Сосу, хотя скорее меня просто ебут в ротик. С каждым разом Рустам продвигается все дальше, и чтоб не задохнуться, стараюсь принимать член максимально глубоко. Саднит горло, появилась тошнота, из глаз градом катятся слезы, а он все ускоряется. Где-то сверху раздается уже не хрипы - рычание, будто матерый хищник терзает добычу. Еще несколько бесконечно долгих минут - и член снова покидает мой рот, открывая путь благословенному воздуху. Я почти без сознания, весь в поту, слюнях и слезах, хватаю ртом воздух, и не сразу понимаю, что мои губы и лицо начинает что-то заливать. Руслан с блаженным выражением на физиономии обильно кончает прямо мне на личико. Сил закрыться руками или отвернуться нет, да и одобрят ли мои насильники это? Не думаю. Наконец воздуха хватает для того, чтобы украсить атмосферу туалета жалобными рыданиями. Да, по ходу это моя судьба сегодня: слезы, всхлипы, а теперь - еще и горьковатый вкус спермы на губах.
- Ну как? - это заговорил Семен, до этого вообще не произнесший ни слова. В его руках я с ужасом увидел смартфон.
- Зачетно, - Руслан снова придвинул мне уже обмякши член, - Оближи давай. Рабочий ротик, пацаны, можно и нужно пользоваться. Кто следующий.
- Я, бля! - Гриша буквально подскакивает ко мне, на ходу спуская штаны вместе с плавками, - Соси давай!
Покорно склоняюсь к новому члену и провожу по нему языком: вкус похожий, но все же отличается. Да и сам агрегат другой - чуть искривленный, сантиметров 17, но очень толстый и с огромной головкой, похожей на шляпку гриба. "Если он начнет трахать меня в горло, то просто разорвет".

Я обхватил головку губами и начал посасывать, одновременно лаская языком. Иногда я вынимал член изо рта и начинал нежно вылизывать яйца и сам ствол, под конец нежно, почти театрально целуя головку, прежде чем снова взять ее в ротик. Кончил Гриша быстрее Руслана, видимо перевозбудился, пока ждал своей очереди. Мощный поток своей спермы оросил мои груди, на которых еще алели следы жадных ладоней.
- Оооо, бляяяя! Сема, возьми сиски крупным планом - я у тебя потом копию сделаю. Хуя се во мне спермака оказалось, никогда так не кончал, даже с девками.
Семен еще с минуту снимал меня на смартфон с разных сторон, после чего передал аппарат Грише и шагнул ко мне. Его член был почти точной копией Руслана. Я покорно открыл ротик, принимая нового насильника.

Из всех трех Семен сильнее всех измучил меня, и это было не только физическое мучение. До этого Гриша трахал мой рот просто излучая похоть, ему было просто оттянуться, Руслан по мимо наслаждения хотел почувствовать власть и добивался покорности. Семену же было важно именно унизить меня, заставить почувствовать стыд и позор моего положения. Он неторопливо сношал мой ротик, то и дело заставляя меня взглянуть ему в лицо, на его презрительную усмешку. Несколько раз останавливался, и заставлял просить его продолжить.
- Давай, скажи своим нежным голоском "Я сосу хуй, я грязная хуесосочка".
Стыд раздирал меня и я, не выдержав, снова заплакал, по-детски отчаянно и безутешно. Только после этого он с рыком загнал член мне в ротик по самые яйца и наконец-то начал кончать.
- Глотай, сучка, ни капли не пролей.
Я судорожно сглотнул.
- Вот молодчина, - он несколько раз хлестнул меня членом по щекам. Скажи спасибо дяде.
- С... спасибо, - я надеялся, что все закончилось, но в глубине души не верил в это. Я чувствовал себя изнасилованным.
"Так ты и есть изнасилованный. Нет... то есть да... то есть нет! Они же не трахнули меня в попку. О, да, про это они забыли. Может, напомнишь им?"
- Я, ... можно мне идти, пожалуйста, - я попытался вытереть лицо, но только еще больше измазал его в сперме. Кажется, конча покрывала меня всего: лицо, волосы, грудь. Ее вкус наполняет ротик.
- Ага, вали, - в голосе Руслана была насмешка, - только умыться не забудь.
Несколько секунд я колебался, что лучше: быстро одеться и бежать отсюда, но вымазать одежду, либо все же задержаться на пару минут и постараться отмыться хотя бы немного. Победила чистоплотность, и я направился к умывальнику. Из зеркала на меня глянула девчушка с припухшими губами и испуганными глазами: членика в зеркале не было видно, потому сходство вышло полным. Наскоро умывшись и обтершись платком, я робко проскользнул мимо закуривших и в пол голоса что-то обсуждавших парней к своей одежде. Но стоило мне потянуться к ней, как ее перехватили.
- Тебя как звать, вафлисточка ты наша?
- Александр.
- Саша, - Руслан ухмыльнулся, - Значит так, наша Саша. На сегодня ты свободна. Но чтобы завтра после уроков ждала нас у входа в школу как штык. Иначе быть тебе звездой интернета. Ну и пизды, само собой, получишь. Все поняла?
- Да, я понял.Весь вечер и утро следующего дня я пытался решить, что же делать: не пойти в школу? Можно сказаться больным. Но надолго ли это поможет - все равно рано или поздно придется идти. А ролики с моим унижением могут к тому времени стать хитом в нашей школе.
Пойти на уроки, но сразу после них постараться улизнуть? Не факт что получится, да и результат будет тот же.
Мысль пожаловаться на произошедшее я отмел сразу. Это все равно что самому опубликовать проклятое видео, а моих насильников разве что пожурят. Ведь никто меня не бил ни на видео, ни вообще - даже синяков не предъявишь.
"Придется пойти", - подумал я обреченно, - "Ну заставят снова сосать... Надеюсь, хуже не будет". Мысль, что трое сексуально озабоченных парней могут найти забаву и поинтереснее, пришлось гнать от себя всеми силами. И вот я, преодолевая нервную дрожь, захожу в школу. В коридорах обычный утренний гвалт, помноженный на пятничное настроение, кто-то куда-то бежит, группки по интересам что-то обсуждают. На меня никто не глазеет, вернее, глазеют не больше обычного. Многим все еще кажется удивительным не то симпатичная девочка, рядящаяся в мальчишечьи вещи, не то на редкость женоподобный мальчик.

Уроки проходят спокойно: меня пару раз спрашивают, но тут все в порядке: я всегда был "ботаником", а последнее время и вовсе зарылся в книги, стараясь укрыться за их страницами от суровой реальности. В коридоре столкнулся с троицей моих мучителей, но они прошли мимо меня, застывшего от ужаса, словно мимо пустого места. На миг даже появилась чертовски обнадеживающая мысль - "Может, они уже забыли о своем приказе? Или передумали? Таким красавцам наверняка найти себе девчонку - только свистнуть, зачем им я... ". Так что после завершения уроков я иду к выходу из школы несколько ободренный. Но надежды на счастливый исход разбиваются о скалу реальности. Точнее, о три скалы: они стоят немного в стороне от потока учеников, вырывающихся из дверей на встречу свободе.
- А вот и наша Саша пожаловала. Как дела, ротик не болит? - стремительно краснею от жгучего стыда и оглядываюсь, но, к счастью, проходящим мимо нет дела до нас, можно надеяться, что никто не слышал. Руслан, а это он задал вопрос, хмурится:
- Не слышу ответа.
- Нет, все хорошо, спасибо что спросили, - всегда был вежливым мальчиком, а потому не могу заставить себя грубить. А еще жутко боюсь. Гриша заржал.
- Вот и славно, - это снова Руслан, - Тогда иди за нами.
- Куда? - горло сводит от стража, и вопрос получается почти шепотом.
- Доигрывать, - Руслан улыбается, но скорее не мне, а своим мыслям, - А то мы вчера только начали.
Они отворачиваются и идут прочь, даже не удосужившись проверить, последую ли я за ними. Конечно, я поплелся следом. Вскоре мы уже входили в квартиру в одном из элитных домов соседнего района. Щелчок закрывшейся двери звучит словно выстрел. Снова все пути отрезаны, и чтобы не задумали сделать со мной эти ребята - они сделают. Это в сопливых мелодрамах девушка может сказать "нет" даже будучи в квартире на "палке чая", но от меня отказа никто не примет.
Руслан оборачивается ко мне:
- Быстро раздеваешься, и бежишь в душ, моешься сам и моешь жопу. Как следует моешь! А потом пулей к нам в комнату. Понял?
Я кивнул. "... моешь жопу... " разом перечеркнуло все надежды отделаться повторением вчерашнего. Они будут меня трахать в попку. Словно в полусне я скидываю с себя одежду. Парней в коридоре уже нет: на ходу обсуждая какие-то мелочи, они прошли в глубь квартиры. С душем я закончил быстро: вчера, стараясь смыть с себя малейшие следы унижений, я провел в ванне едва ли не весь вечер. Также в ванной комнате нашлась клизма, явно приготовленная как раз для меня. Пользуясь ей, я с вялым интересом подумал "... это мои мучители так тщательно все подготовили, или же я просто не первый... "
Грустная история с моей анальной  девственностью

Затягивать пребывание относительно безопасной ванной уже не было повода, да и злить парней не хотелось, а потому обернулся полотенцем и на дрожащих, едва гнущихся ножках двинулся на встречу своей судьбе.
Руслан, Гриша и Семен сидят в рядок на диване. На них уже нет одежды, могучие члены, вчера насиловавшие мой рот, снова в боевой готовности. Прямо по центру большой комнаты - кровать.
- Ну вот, а то мы думали уже идти доставать тебя из воды, вдруг ты там тонешь, - на лице Руслана предвкушающая улыбка, - Скидывай полотенце и иди сюда.
Похоже слова Руслана всегда действуют на меня как приказ. Полотенце выскальзывает из рук, и я, уже полностью обнаженный, покорно иду к нему. Останавливаюсь между его слегка расставленных ног. То ли от холода, то ли от страха, меня потряхивает. Пытаюсь смотреть на его лицо, но мгновенно не выдерживаю наглого взгляда и опускаю глаза. Так становится еще хуже - я смотрю прямо на вздыбленный член. Во рту появляется солоноватый вкус, словно напоминание о вчерашнем, и мня начинает трясти еще сильнее.
Руки Руслана начинают гладить и мять мои груди:
- Да, Гриша, ты вчера правильно отметил, зачетные дойки. И не верится, что такое богатство - и не у девки.
Он больно щиплет меня за соски, под мое вспискивание и довольный гогот соратников, опускает руки мне на ягодицы. Его жесткие пальцы начинают мять мою попку. Один палец, преодолевая сопротивление, входит прямо внутрь. От боли и унижения я делаю то, чего всеми силами старался избежать - снова начинаю плакать. Судя по лицу, Руслан доволен:
- А попка какая упругая, ... и очко узенькое, узенькое, едва палец запихнул. А ты, Сашенька, когда вот так плачешь, очень похож на девочку, у которой отняли леденец. Или которая хочет соску. Ну да мы этой беде поможем...
Он заставляет меня опуститься на колени. Теперь я между его мускулистых бедер, и член покачивается прямо перед лицом.
- ... вот, пососи конфетку.
"Может, если я хорошо отсосу, он отвлечется и уже не захочет меня в попу". Я лизнул головку, прошелся несколько раз кончиком языка по всему члену, тщательно и максимально нежно облизал яйца. Хуй Руслана входит в мой рот, он насаживает мою голову также, как вчера, нимало не заботясь о моем удобстве. Но вдруг он останавливается и вынимает свой агрегат из моего рта. Я невольно тянусь к нему снова:
- Понравилось, аж оторваться не можешь? - от насмешки в голосе Руслана я готов провалиться под землю. Что на меня нашло...
- Ты была плохой девочкой, Сашенка, так что пойдем в кроватку. Я буду тебя наказывать.
Он поднимает меня с пола и буквально тащит к постели. Миг, и я уже лежу на покрывале лицом вниз. Мой зад оттопырен, а руки прижимает к кровати подоспевший на помощь другу Семен.
Мне стыдно. Стыдно и страшно. Меня душат рыдания, и тогда я делаю вторую бессмысленную вещь, которой пытался не допустить - начинаю умолять.
- Мальчики, ну пожалуйста, не надо, мальчики! Я все буду делать, я вам буду сосать когда и сколько скажете, мальчики, умоляю, не надо, пожалуйста, пожалуйста...
Семен смотрит на меня странным взглядом, кажется он готов кончить прямо сейчас, от одного вида моего залитого слезами лица, от моих бессвязных причитаний. Его я не убедил, а, наверное, сделал только хуже. Сзади же крепкие ладони уверенно мнут мою нежную попку. В анус проникает палец, покрытый чем-то холодным, и я невольно сжимаюсь. Но он, сделав пару круговых движений, и выдавив из меня очередное рыдание, исчезает. Вместо него я чувствую кожей прикосновение чего-то большого, горячего. Не хочу думать, что это, не хочу...
- И, поехали! - Руслан всаживает член в мой зад одним плавным, но уверенным движением, буквально сминая всякое сопротивление. Боль просто ошеломляет, и первые несколько секунд я не могу даже кричать, лишь судорожно разеваю ротик. Руслан же продолжает давить, и его могучий агрегат погружается все глубже. Ко мне возвращается дыхание, и квартиру наполняет жалобный крик, переходящий в визжание.
Я ни о чем не могу думать - сил хватает только кричать, но даже крики с каждым вздохом получаются все тише, переходя в стоны и рыдания.
- ААААА, мамочка!... ААААА! Ма... !
Я словно пришпилен к кровати, изнутри меня распирает член Руслана, его руки сжимают ягодицы, а нежной кожей попки я чувствую волосы его паха. Он полностью во мне.
Сил кричать уже нет - лишь поскуливаю, умоляюще глядя на все еще держащего мои руки Семена.
Член Руслана начинает выходить из меня. Это тоже больно. Я опускаю лицо и вцепляюсь зубами в покрывало. Головка выскальзывает из попки с особым звуком, словно кто то откупорил бутылку. Эта мысль приходит в голову не только мне.
- Вот и раскупорили! Целочка сбита. Ты, Сашок, теперь у нас настоящая женщина, - они смеются, все трое. И под их смех член снова начинает входить в меня.
Еще несколько раз Руслан развлекается полностью выходя из моей горящей от боли попы, а потом засаживая вновь. Но, постепенно он ускоряет ритм, и начинает размашисто ебать меня.
Комната наполняется чавкающими, хлюпающими звуками, шлепками сталкивающихся тел, но главным аккомпанементом остаются мои стоны, перемешанные с мольбами и рыданиями. Впрочем, на них всем плевать.

Я пытаюсь отрешиться от всего, ходящего внутри меня поршня, от того, что Семен, выпустив мои руки, во всю лапает мою грудь, от пальцев, стальными тисками впивающихся в мои булочки, но не получается. Сколько он уже ебет меня? Пол часа? Час? Вечность? Наверное, третье.
Член внутри меня начинает двигаться еще быстрее, и кажется, делается еще больше и горячее. В меня будто засунули раскаленный лом. Руки Руслана еще сильнее впиваются в мою попку, словно стремясь разорвать ее, и поникнуть еще глубже. Я снова начинаю кричать, но мои крики теперь сливаются с утробным рычанием моего насильника.
Еще один удар, самый могучий, словно пронзающий насквозь, и Руслан замирает. Я чувствую, как пульсирует во мне хуй, выбрасывая все новые и новые порции спермы.
Хрипло дышу, бессильно прижавшись щекой к покрывалу. Руслан еще немного задерживается во мне, словно фиксируя свою победу, после чего вытаскивает и насвистывая отходит в сторону.
- Класс попка! Еще лучше чем ротик. Узковата, правда, ну да ничего - разработаем.
Я продолжаю лежать на кровати, отклячив попку и не в силах даже пошевелиться. Сзади все горит огнем. Из ануса по бедру что-то стекает, и я надеюсь, что это всего лишь сперма. Точно это должна быть сперма, а не кровь, я не переживу, если мне придется обращаться в больницу с разорванной жопой.
Семен неторопливо обходит постель и переворачивает меня. Ставит на колени.
- Давай, работай ротиком.
Я едва понимаю что он говорит, но увидев перед лицом хуй, автоматически начинаю ласкать его губами и язычком. Он доволен, но вот меня снова словно игрушку подхватывают с пола и укладывают на постель. Только на этот раз я лежу на спине, моя многострадальная попка слегка свисает, ноги разведены. Я с ужасом жду, когда Семен войдет в меня, но он не торопиться. Его руки ложатся на мои груди, и начинают ласкать их. Его член, то надавливает мне на дырочку так, что я начинаю похныкивать от боли, то снова отодвигается. Но вот парню надоедает играть со мной: член рывком входит в мою попку, а руки - начинают больно сжимать мои груди и выкручивать соски.
Я снова кричу, пока хватает дыхания, и этот крик словно еще больше подстегивает моего второго насильника. Он всаживает свой хуй все быстрее и все резче, стараясь причинить как можно больше страданий, его глаза впиваются в мое искаженное болью лицо.
- Пожалуйста. Пожалуйста, пож... пож.. пожалуйста! - мои мольбы делают только хуже, но я не могу остановиться и поверяю их как заклинание в ответ на каждый толчок.
- Мамочки, ... пожалуйста! Ну пожалуйста! - мои причитания, всхлипы, стоны звучат для него словно музыка, Семен пьет их, смакует словно вино.
В отличие от Руслана он не кончает в меня: с чавкающим звуком вытащив член из моей попки, он со стоном наслаждения начинает буквально поливать меня спермой. Часть ее попадает в мой распахнутый ротик. Блеснув глазами, Семен сдергивает меня с постели и снова ставит на колени:
- Оближи, сучка. Давай, начисто.
Член уже начал обмякать, но все еще велик. На нем наверняка следы моей задницы, а также спермы Руслана и самого Семена. Но мне плевать: я слишком благодарен моему насильнику, что все наконец закончилось. Начинаю облизывать его хуй, словно подтаявшее эскимо. На нем действительно сперма и Семена, и Руслана. Мне кажется я уже могу различить их на вкус.
- Не, Сема, ну ты реальный маньячелло. Я тебя сам теперь боюсь, - это заржал все еще сидящий на диване Гриша. Я застыл от нахлынувшего ужаса - ничего еще не кончилось! По вчерашнему дню я помнил, что член Гриши короче, чем у Руслана и Семена, но толще, много толще...
- Так его пер, что я думал, либо он ща от ужаса ласты склеит, либо ты его кусать кинешься, как вампир Отодракула. Ну че, ща моя очередь нашу девочку помять.
- Ну, я то может и маньяк, но ты, Гриша, ща своим хуилой точно его на две части порвешь, - Семен улыбается, - Сделаешь нам из него двух Сашенек.
Григорий окидывает меня, все еще полирующего язычком хуй Семена, критическим взглядом. Возможно мне показалось, что в его глазах промелькнуло что-то похожее на жалость:
- Ты вот что, попка наша сладенькая, иди в душ, ополоснись, приведи себя в порядок и бегом сюда, на кроватку. Доебем тебя по быстрому и пойдешь домой в куклы играть или сиськи мять, чем ты там занимаешься, - Гриша плотоядно облизнулся, - только не затягивай там. Видишь, у дяди хуй дымится.
В душе я быстро смыл с себя пот и сперму, промыл попку, но перед выходом застыл, не в силах перешагнуть порог. У меня перед глазами стоял хуй Гриши. Появилось желание просто запереться в ванной и... и что? Так или иначе, я перетерпел два раза. Остался еще один! Всего один. Целый один. Бросив полотенце на пол, я быстро, почти бегом, вошел в комнату.
- О, Сашенька, ты никак скучала по мне, - Гриша, заметивший мою торопливость, усмехнулся, и махнул рукой, подзывая меня поближе, - Так и знали, что тебе понравится. В руках у него оказался тюбик со смазкой. Выдавив щедрую порцию, он бесцеремонно разворачивает меня, наклоняет, и начинает смазывать мою несчастную попку, проникая внутрь то одним, то двумя пальцами.
- Не очко у тебя, а золото. Уже дважды ебали, а все равно как у мышки. Был бы ты девкой, предложил бы тебе большую и чистую любовь. Ну а так как у тебя еще и хуек есть, будешь так отъебан, без любви но с удовольствием.
Закончив со смазкой, он развернул меня к себе лицом и притянул к члену:
- Смазка с обезболивающим. Пока подействует - ротиком поработай.
В близи его член смотрелся еще более грозно. Я начал сосать его со всей страстью и почерпнутым из порнофильмов умением, подкрепленным короткой но бурной практикой последних двух дней. Обрабатывая язычком головку, я осторожно начал поглаживать ладошками могучие, заросшие жесткими волосами яйца. Пусть хуй Гриши и был немного короче, чем у друзей, в нем ощущалась какая-то завораживающая мощь. На секунду, буквально секунду, в моей голове мелькнула мысль, что будь я на самом деле девушкой, принять в себя такого могучего зверя было бы очень приятно...

Гриша вышел из моего рта и начал играть с моими грудками, сжимая их и трахая так, что головка периодически упиралась мне в губки.
- Все таки сиськи у тебя - высший сорт, еще вчера хотел их трахнуть. Ладно, пора тебя ебать, а то я скоро взорвусь.
Я покорно поплелся к постели. Гриша уложил меня так же, как Руслан в самом начале. И даже руки мне снова держит Семен.
Мою попку сзади тискают и похлопывают, словно дорогую игрушку. Вот к дырке пристраивается член...
- Ну что, готова, Сашенька?
Надо же, он первый, кто спросил, прежде чем меня трахать, я невольно улыбнулся, заставив Семена удивленно нахмурится:
Да... ааааа! - в попку врывается что-то огромное и сходу продвигается на всю глубину, выдавливая из меня отчаянный крик. Гриша сразу берет быстрый темп и начинает буквально вколачивать в меня свой агрегат. Боль такая сильная, что нет сил кричать или плакать - я стону, как наверное стонут маленькие девушки под сношающими их крепкими, сильными парнями. Слишком, неопытные, чтобы получать удовольствие, но слишком робкие и юные, чтобы суметь отказаться. Попку буквально разрывает, удары члена так быстры, что сливаются в один сплошной поток, переходящий от муки к странному, болезненному удовольствию и обратно. И это все длиться и длиться.
Я словно выпадаю из обычного пространства, и уже даже не знаю, чего на самом деле хочу, немедленно прекратить эту пытку, или умолять, чтобы она длилась вечно.
Где то там, надо мной рычит и матерится в экстазе Гриша, продолжая вколачивать в меня свой хуй, а звуки ебли, наверное, доходят даже до соседей.
- А, бляяядь! Аааа!, А, бля сука, какая жопа! Ах жеж ты бля! Нравится, сучка?! Получай...
Совершенно теряя разум, я, вместе со стонами, начинаю, бормотать:
- Ааа... Гриша, ... пожалуйста! Ааа... Гриша, Гришенька, пожалуйста... Ааа...
Ускорившись еще, хотя это уже кажется невозможным, мой третий насильник начинает с рыком кончать, буквально затапливая мою попочку своим семенем.
Наконец, его член с чмокающим звуком выходит из меня. Вместе с облегчением приходит странное чувство потери, и я продолжаю шептать сквозь слезы.
- Пожалуйста, Гришенька, пожалуйста...
- Сашенька, ты прелесть, - довольный Григорий треплет меня по щеке, - Лучше любой девчонки.
Я беззвучно плачу.
- Успокойся, маленькая, вот все и кончилось... на сегодня.
- Может, еще по разу? - это Семен.
- Не, ребята, на сегодня все - поебались и хватит. А то порвем жопу - могут быть проблемы. Да и такого классного очка лишиться - это будет обидно, - Руслан как всегда спокоен, - Так что ты, Сашуля, на сегодня свободна.
Я сползаю с постели и ковыляю в ванную. Сзади кто-то комментирует мою походку и раздается дружный смех. Веселый смех хорошо отдохнувших друзей.
На автомате моюсь, обтираюсь полотенцем. На груди - синяки, на ягодицах, уверен, тоже. Что же с дырочкой - я даже не хочу знать. На ногах крови нет, и это успокаивает.
Надеваю свою одежду. Судя по голосам, ребята переместились в кухню, слышится звон посуды, перебиваемый взрывами смеха. Осторожно заглядываю:
- Я могу идти?
- Можешь, - Руслан отвечает за всех, - И береги свою славную попку.
Я робко улыбаюсь и быстро выскакиваю из квартиры.
Путь до дома превращается в пытку: болит попа, накатывает слабость, и, в довершение, мне кажется что все встречные видят, что со мной. Чем я занимался. Что со мной делали... Меня сжигает стыд, хочется провалиться под землю или хотя бы стать невидимкой. Вот, наконец, моя квартира. Мамы нет - она уже неделю в командировке. После развода она быстро нашла работу, интересную, и хорошо оплачиваемую, но теперь она постоянно в разъездах. Контролирует меня по телефону, если так можно назвать один звонок вечером. Ведь я уже большой, самостоятельный мальчик. Ну, или ей интереснее на работе с новыми коллегами и в новых местах, чем с отпрыском от развалившегося брака. Хочется верить, что первое.
Грустная история с моей анальной  девственностью

Телефонный звонок прервал мои мысли. Мама, легка на помине:
- Сашенька, - я невольно вздрогнул, - Как там у тебя дела?
- Добрый день, мам, все... все хорошо.
- Точно? Голос у тебя какой-то... напряженный.
- Наверное, просто устал немного...
"Вот он, твой шанс! Скажи ей, что у тебя проблемы. Скажи, что трое парней заставили тебя отсосать у них в школьном туалете. Скажи, что на следующий день они оттрахали тебя в жопу, пустив по кругу, словно шлюшку. Скажи, чтобы приезжала и спасла тебя от всего этого кошмара! Скажи... "
- Тогда ладно, - легко соглашается мама, - Береги здоровье, доктор же говорил, что тебе надо избегать стрессов.
"Таких как групповое изнасилование?"
- Да, мам, конечно.
- А в школе все хорошо, не обижают?
" ... давай, еще мои яйца попробуй. Полижи их... "
- Нет. Никто не обижает. Все очень добры.
- Значит не зря эту школу хвалили, что там учатся дети достойных людей, а не шантрапа всякая. Ты там себе еще друзей не нашел?
"Может, еще по разу?"
- Нашел, мам, все у меня тут хорошо, не волнуйся.
И еще, зайка, не обижайся, но мне придется задержаться на две недели - проект затягивается, а он первый, что мне тут доверили. Денег я тебе на карточку положу. Ты же справишься, окей?
- Да... наверное справлюсь.
- Умница ты у меня. Завтра еще позвоню. Чмоки.
С минуту пялюсь на замолчавший телефон. Еще две недели я - один. Справлюсь ли я? Теперь я не был в этом уверен. С трудом добравшись до кровати, я разделся и залез под одеяло. Хотя было еще довольно рано, сон пришел почти мгновенно.
Мне снились ребята.
Руслан улыбается мне своей властной улыбкой: " Ты была плохой девочкой, Сашенка, так что пойдем в кроватку. Я буду тебя наказывать... наказывать... наказывать... " Его член, неторопливо, но неуклонно входящий между моих булочек и по праву победителя забирающий мою анальную девственность. Размеренные удары, шлепки его тела о мои ягодицы, мои мольбы и крики.
"Сашенька, ты скучала по мне?" - таран Руслана сменяет огромный, неутомимый поршень Гриши, - " предложил бы тебе большую и чистую любовь... будешь так отсасывать, без любви". Его член ускоряется, взрывается, буквально накачивая меня спермой и даря боль в вперемешку с самым острым наслаждением.
Я шепчу: "Гришенька, пожалуйста, ... пожалуйста", но его уже сменяет Семен, - "Оближи его, сучка... "
Его член таранит мою попку, а в его глазах я вижу свое отражение: малолетняя шлюшка, насаженная на хуй, словно на вертел, растрепанная, с испачканным слезами и смазкой лицом, перекошенным от боли и наслаждения. Наслаждения?! Но я не получал удовольствия от этого грубого изнасилования! Ни капли! Ни секунды!
"- Ты была плохой девочкой, Сашенька, " - снова Руслан, - "Т же сказала мамочке, что нашла себе новых друзей, но не сказала, что они всего час назад раскупорили твою сладкую попку... "
Нет! "Нравится, сучка? На, получай!" - лица во сне меняются, словно во взбившемся калейдоскопе, - "Оближи, его... так и знали, что тебе понравится... " Нет!
Я просыпаюсь, с криком.
На улице уже темно, свет в комнате тоже не горит, и секунду не понимаю где же я. Все в порядке - я в своей постели. Простыни промокли от пота, подушка - от слез (видимо плакал во сне). А еще я, похоже, описался... или нет. Для мочи то, что пропитывает мои трусики, слишком липкое, к тому же имеет уже ставший привычным за последние два дня запах. Поллюция. Я кончил в трусики, словно школьник, которому приснилась, как ему дрочит его любимая училка. Вот только мне снилось совсем другое.

Я сползаю с кровати и в который раз за день иду в душ. Там, под горячими струями, смывающими с меня остатки пота и спермы, я пытаюсь выбросить кошмар из головы.
Да, я накончал в трусики от этого проклятого сна, но это ничего не значит! Я не получал удовольствия от того, что со мной делали эти... эти... типы.
"А ты уверен? Эти ребята - они - победители. Они знали, что делают. И они знали, что тебе понравится. " В сотый раз повторяю - мне не нравится!
"Повторяй сколько хочешь. У тебя два выходных, а потом - ты снова отправишься в школу. Там ты сможешь это проверить... "
В раздражении я выключил свет, перебрался на пустующую мамину кровать и забылся тяжелым сном.
Рустам бросил мне одежду.
- Ну тогда до завтра, наша Саша.Выходные прошли словно в тумане: я лежал дома и жалел себя. От горьких слез я переходил к самой дикой ярости. Правда, даже в эти моменты слиться на ребят я не осмеливался, и мой гнев обрушивался на всех остальных: на бросившую меня здесь маму, на мое проклятое тело, выкинувшее такую забавную для других и ужасную для меня шутку, на доктора, выдавшего мне какую-то бесполезную муру вместо лекарства. В истерике запустил баночкой с капсулами в стену, но уже через минуту ползал по полу, собирая их обратно.

Попка болела. Иногда так и подмывало отправиться если не в больницу, то хотя бы просто в аптеку, с просьбой посоветовать какое-нибудь средство, облегчающее мучения. Наверняка оно есть, ведь я далеко не первый мальчик на свете, которого грубо выебли более сильные и более уверенные в себе старшие товарищи. Можно пойти не в ближайшую, а уехать на другой конец города. Но стоило мне представить как я, краснеющий, бледнеющий и мямлящий, буду объяснять продавцу (или продавщице) суть своей проблемы, как всякое желание куда-то идти исчезало. Все же воспоминания о своем сне и залитых спермой трусиках я гнал от себя, запрещая даже мельком думать об этом.
Но вот неотвратимый, как все беды мира, наступил понедельник, и я снова отправился в место обитания своих демонов: колледж.
Грустная история с моей анальной  девственностью

На меня по-прежнему не обращали особого внимания, что даже несколько удивило. Почему-то ожидал что все от мала до велика волшебным образом узнают о том, что меня оттрахали лишь взглянув на мое бледное, испуганное лицо. Но нет, жизнь шла своим чередом, и ей, никакого дела не было до распечатанной попы ученика Саши Су***ва.
- Привет, Сашуля, как делишки? Попка не болит? - должно быть, моя мордашка в этот миг выражала абсолютный ужас, и потому неслышно подошедший ко мне сзади Семен довольно оскалился, - Да не ссы ты так, все пучком. До пятницы можешь не напрягаться, мы же не звери. Будешь на облегченном режиме: отсосал у нас с ребятами после занятий, и до следующего дня свободен. Сосать будешь там же, где первый раз. До встречи.
Его рука ухватила меня за попу и крепко сжала. Всеми силами сдерживаю стон. Семен разворачивается и уходит, уверенно рассекая толпу учеников. Некоторые девушки провожают его заинтересованными взглядами: высокий, сильный, уверенный в себе... Кажется я не о том думаю.

Стряхнув с себя странное наваждение, буквально бегу в класс. Странное дело, когда с нетерпением ждешь конца занятий, время идет мучительно медленно, но стоит пожелать обратного, чтобы встреча с моими мучителями произошла как можно позже, как часы устремляются в перед с бешеной скоростью. И вот раздается звонок с последнего урока, и галдящая толпа одноклассников устремляется к выходу. Тяну время как могу, но оно буквально неумолимо...

Туалет встречает меня непривычной для таких мест чистотой (все же у нас хороший колледж), и пустотой. Парней еще нет. Но стоило устроиться на подоконнике, как в коридоре раздаются знакомые голоса. Первым заходит Руслан:
- Он уже здесь, закрывай.

Дверь захлопывается. Гриша и Семен присоединяются к своему вождю.
- Саша, а ты чего еще не на коленях? - в голосе Руслана искреннее удивление, - Или снова будешь стонать и плакать, мол "я не такая, а жду трамвая"?

Уже опускаясь на колени, отрицательно качаю головой.
- А жаль, - Семен, определенно, разочарован, - У меня от твоего поскуливания аж хуй дымился.

Ребята почти синхронно спускают штаны вместе с трусами, и передо мной оказываются три уже наливающихся силой члена.
- Приступай, Сашенка.

Робко поднимаю глаза:
- А... а у кого первого?
- Сама выбери с кого начать, а вообще - соси все три по очереди, - ребята переглядываются. Тут явно что то не чисто.

Пододвигаюсь к Руслану и нежно провожу языком по яйцам. Он ободряюще кивает. Несколько раз целую мошонку, после чего, медленно, не упуская ни миллиметра члена, начинаю подниматься к головке. Руслан начинает дышать чаще, а его руки уверенно завладевают моей головой и насаживают ротиком на хуй. Снова уверенные и размашистые движения, то с чмоканием извлекающие член из моего рта, то засаживающие обратно с такой неторопливой мощью, что головка буквально въезжает в горло, а носик упирается в жесткие волосы паха. Мошонка хлопает меня по подбородку.
- Ну вот, я же говорил, ... - продолжая насиловать мой ротик, Руслан обращается к своим друзьям, - ... что он на мой хуй запал. Что и требовалось доказать.

Он отпускает мою голову и я торопливо отстраняюсь, пытаясь отдышаться. Но не судьба в распахнутый ротик буквально сразу же въезжает член Семена. Наверное, это он поспорил с Русланом, потому что в его действиях больше ярости, чем похоти: парень буквально вколачивает в меня свой хуй, заставляя отчаянно дергаться в попытках выскользнуть из его цепких рук. Иногда он делает короткие перерывы, чтобы насладиться видом моего испачканного смазкой и слюнями личика.

"Надо как-то это изменить, иначе он мне что-нибудь там повредит... Вроде бы, он хочет быть как Руслан, ... завидует ему... " - вовремя очередного перерыва жалобно и умоляюще смотрю в глаза Семена и высунув язычок, начинаю ласкать его мошонку. Вроде бы меня не пытаются насадить обратно на член? Значит все правильно, продолжим. Веду язычком вдоль ствола, несколько облизываю головку, вызывая довольный вздох, после чего начинаю погружать хуй в свой ротик, принимая его все глубже. Вот снова о мой подбородок шлепает чужая мошонка, горло саднит, но все это вдруг становится совсем не важным. Я словно нахожу какой-то особый ритм, затягивающий и подчиняющий. Член в моем ротике начинает пульсировать, выстреливая спермой. Еще пол минуты, и Семен с удовлетворенным вздохом отстраняется от меня. Все еще не вышедший из своеобразного транса, тянусь следом, стараясь снова взять его в ротик. Над моей головой раздается дружный смех.
- Ладно, Сема, по ходу тут ничья: нашей Сашеньке любой хуй как леденец, лишь бы в ротик входил.

Меня захлестывает стыд, я лаже не могу найти в себе решимости просто поднять глаза: я только что не просто сосал чей-то член - мне это нравилось. Причем особенно нравилось то, что этим я доставляю удовольствие моим насильникам, моим мучителям, моим ребятам. Нравилось чувствовать их полную власть надо мной. Как такое возможно? Наверное это какой то гипноз...

Я поднимаю покрасневшее лицо и робко тянусь губами к члену Руслана. С усмешкой он позволяет мне взять его в ротик. Не знаю, что происходит, словно это не я, а кто-то совсем другой с причмокиванием отсасывает у моего первого мужчины, старясь опробовать все подсмотренные в порнофильмах способы доставить удовольствие. А вот он довольно жмурится, когда сперма Руслана заливает мне личико, а на моих слегка опухших губах - счастливая улыбка.

Гриша стоит в стороне, подрачивая хуй, и мне кажется, он слегка обижен невниманием.
На коленях подползаю к нему и с трепетом поглаживаю руками его монстра. Какой же он все таки толстый, но это не помешает мне отблагодарить первого мужчину, спросившего, готов ли я принять член в свою попку, прежде чем засадить. Пусть его и не волновал мой ответ, но остальные даже из вежливости не спросили...

Мигом вспоминаю, что ему может понравиться и под удивленными взглядами ребят торопливо скидываю с себя свитер и футболку, обнажая грудки. Впервые за все время, я жалею что они не стали еще больше - тогда я смог бы доставить еще больше удовольствия.
- Сашуля, ты лапочка, - Гриша с удовольствием смотрит, как я тщательно облизав хуй, сжимаю его между своих грудок.

Он ходит между ними, словно поршень, то и дело упираясь мне в губки, и тогда я пускаю в ход язычок. Со мной самим происходит что-то странное: по телу разливается волна такого наслаждения, что я невольно начинаю постанывать. А когда мои руки, сжимающие сисечки сменяют могучие ладони, начинаю буквально таять. Темп все ускоряется, Гриша начинает довольно порыкивать, и его рычание заглушает мои стоны. Внезапно он делаешь шах назад и начинает буквально покрывать меня спермой. Кажется, она везде: во рту, на губах, на груди, в переплетении волос. Я довольно улыбаюсь. Сумасшествие? Ну и черт с ним. В мои трусики тоже пропитаны спермой, уже моей - когда именно я кончил, и сколько раз - не могу вспомнить. Да это и не важно. Важно лишь то, что мои ребята довольны.
- Ну ты, Сашуля, жжешь, - в голосе Руслана слышится что-то похожее на восхищение, - Что, так понравилось хуи сосать?

Все еще стоя на коленях, поднимаю глаза и преданно глядя на моих ребят снизу вверх, честно говорю:
- Очень!

Ребята лыбятся:
- Очень-очень?
Краснею, но все же признаюсь:
- Аж сам кончил. Все трусики в спермиках.
- А ты у нас жаркая шлюшка - вафлюшка. Не против завтра начать пораньше? Тут же, прямо на большой перемене?

Отсосать у них прямо посреди занятий, в здании набитом учениками? Когда нас могут увидеть в любой момент? Я краснею еще больше, но продолжаю смотреть прямо на ребят:
- Отсосу когда и где захотите.
- Вот и молодчина. А теперь приводи себя в порядок - и свободна.

Придя домой, первым делом иду в душ, но по пути натыкаюсь взглядом на злополучные лекарства. Вчера собрав их с пола после истерики, я поставил их как раз сюда, на видное место, чтобы не забыть принять. Но забыл, и сегодня - не принимал тоже. Вытряхиваю себе на ладонь пару капсул и долго смотрю на них. После чего иду на кухню и решительно отправляю все до одной в мусор.

Во вторник я встретился с ребятами в том же туалете прямо во время перемены и отсосал им. Правда, в перемену мы не уложились: пришлось мне пропустить одно занятие. К счастью, у парней была "пустая" пара, так что они никуда не торопились. Не спеша они передавали мой ротик от одного к другому, растягивая удовольствие. Я же все лучше чувствовал что и как надо делать, и что именно нравится каждому из ребят.

На следующем уроке я ловил на себе странные взгляды одноклассников, и покрутившись перед зеркалом на перемене, заметил немного спермы, запутавшейся в волосах и ускользнувшей от моего внимания. Впрочем, вряд ли сплетникам нужно было лишнее подтверждение: одного факта, что трое парней заперлись в туалете на целый урок с "мальчиком с сиськами" достаточно, чтобы сделать очень точное предположение.

Среда и четверг прошли как обычно, запомнившись лишь волшебным времяпровождением после уроков в обществе ребят и их могучих хуев. Что мне казалось все более удивительным, на мою попочку действительно никто не покусился. Лапали конечно, не без этого, но попыток снова выебать не делали, довольствуясь ротиком. К четвергу, когда неприятные ощущения в попе почти полностью исчезли, стало даже немного обидно. В пятницу утром меня снова перехватил Семен:
- Сегодня сразу после уроков отправляешься на ту хату, где мы тебя первый раз отчпокали. Будем продолжать играть в доктора и... вообще, - он мечтательно улыбается, - Будет весело.Я нажал кнопку звонка. Вскоре дверь распахнулась и прямо передо мной оказалась невероятно красивая девушка. Невысокая, миниатюрная, она была облачена в легкий халатик из розового шелка. Густые рыжие волосы до плеч отливали медью, с прекрасного, словно у сказочной эльфийки, лица на меня взирали огромные синие глаза.
Я замер, не в силах вымолвить ни слова: красота девушки и то, что мы оказались так близко друг от друга, завораживало. Казалось, скажи хоть слово, просто шевельнись - и она исчезнет, рассеется как мираж.

"Я перепутал этаж" - единственная разумная мысль наконец-то пробилась мне в голову, - "Или даже подъезд. Прошлый раз я плохо запомнил дорогу. Это небесное создание вряд ли даже знает моих мучителей. Сейчас попрощаюсь и уйду. Вот только вспомню как дышать... "
- Ты, наверное, Саша, - голос у девушки оказался под стать внешности, чистый и звонкий, как колокольчик. Она улыбнулась мне, и ухватив за рукав, затащила в прихожую.
- Ребята уже заждались, проходи скорей.

Все еще пребывая в трансе, я шагнул за ней.
- Ленок, кто там заявился? - из глубины квартиры раздался голос Руслана, - Никак наша Саша - потеряша?
- Ну, - девушка оценивающе оглядела меня, и в ее глазах заплясали озорные чертики, - Невысокий, стройный, симпатичный, с очаровательными губками... ваш мальчик?
- Надо проверить, - в коридор, улыбаясь, вышел Семен, - если еще и сосет как на флейте играет, то точно наш.

Мое лицо мгновенно залила краска, захотелось провалиться под землю, ну или просто умереть. Так стыдно мне не было даже в тот день, когда член Руслана впервые вошел в мой ротик.

Красавица мелодично рассмеялась:
- Ладно, Сема, не смущай малыша.
- Значит так, Сашуля, - Руслан тоже подошел к нам и приобнял девушку, - Знакомься, это Леночка. Леночка, это - наша Сашуля. Уверен, вы подружитесь.

Его рука опустилась и начала гладить попку Лены прямо через халатик. Лена в ответ склонила голову на его плече и мурлыкнула, словно кошечка.
- А теперь, Сашок, брысь в ванную, и будете знакомиться поближе.

Душ я принимал в полном душевном смятении. Едва я смирился с тем, что приходится сексуально удовлетворять сразу трех мужчин, так теперь мне придется брать в рот подставлять попу под хуи в присутствии самой красивой девчонки, которую я когда-либо видел. Это было уже выше моих сил. Что она обо мне подумает?

Когда вошел в комнату, ребята как раз закончили раздеваться, а Лена, все еще в своем халатике, с улыбкой наблюдала за их начинающими подниматься членами. Услышав шаги, она обернулась.
Меня снова захлестнула горячая волна стыда: на фоне могучих агрегатов ребят, мой хуек не просто не смотрелся - он выглядел жалкой пародией на мужское естество. А мои грудки, лишенные прикрытия безразмерного свитера, наоборот, словно прибавили в объеме. Я быстро уставился в пол, не желая видеть презрения в прекрасных глазах.
- Дааа, ... - Лена подошла ко мне и стала так близко, что я ощутил ее запах, запах чисто вымытого тела и легкий аромат незнакомых духов, - Я думала, что вы преувеличиваете... Офигеть.
- Ага, - Гриша причмокнул, - Просто супер. Если бы не хуй, так и вовсе была бы мечта. Но и так для разнообразия не плохо - жопа у него просто сказочная, да и сиськи почти как у тебя. А уж сосет...

Я продолжал сверлить взглядом пол, мечтая, что вот сейчас я прожгу в нем дыру и провалюсь прямо в преисподнюю. Но тут перед моими глазами появись две изящные ладошки и легли на мои грудки. Сначала сжали их, но не больно, а нежно словно проверяя упругость, а потом - начали поглаживать, лаская. Ошеломленный, я поднял голову и встретился взглядом с Леной. В ее глазах по прежнему плясали бесенята.
- Ну, формой сисечки как у меня, - язычок аккуратно облизнул идеальной формы губки, - А размер самую капельку поменьше.

Ее ловкие пальчики начали играться с моими сосками:
- ... и такая чувствительная, как у настоящей девочки.

Одна ладошка оставив в покое мою грудь, спустилась ниже, прямо на членик. Нежно погладила маленькую, безволосую мошонку. Я, не удержавшись, застонал. Все на свете отдал бы за то, чтобы она продолжила... но Лена уже обошла меня по кругу, остановившись сзади. Теперь ее ладошки гладили мои ягодицы. Я глубоко дышал, в голове метались мысли. Меня ласкает красивая девушка, ожившая мечта любого подростка. Сколько я грезил о таком. Вот только делает она это на глазах трех возбужденных бугаев, собирающихся трахнуть и ее, и меня. Это было просто ужасно и нестерпимо стыдно... и до боли приятно. Пальчик Лены скользнул между моими булочками и проник внутрь. Я снова не смог сдержать стон.
- А вы его точно уже ебали? У него попочка такая маленькая, такая упругая, как у целочки - к первому пальчику присоединился второй, и они начали плавно то поникать глубже в меня, то почти выходить. Я невольно выгнулся навстречу движениям ласкающей меня руки.
- Ебали, еще как ебали, - Семен усмехается, - Вон, даже Гришаня отметился своим конем. Прав Руслан: не очко, а золото. Ты же нам в попку только по праздникам даешь, вот и нашли тебе подружку.
- Мальчики, вы прелесть, - Лена почти мурлычет. Она вытаскивает пальчики из моей попки и снова начинает гладить мои ягодицы, - Это здорово! Давно мечтала о сестричке! Ведь правда мы похожи?

Она поворачивает меня к висящему на стене зеркалу и становится рядом, скидывая халатик.

Она сложена совершенно: упругие грудки, действительно очень похожие на мои, плавный изгиб бедер, стройные ножки. Лобок выбрит начисто, и я вижу ее "девочку", похожую на аккуратную щелку с двумя розовыми лепесточками. Кажется, никогда в жизни я не видел ничего более красивого. Заметив, куда я пялюсь, Лена со смехом берет меня за подбородок, и заставляет взглянуть в зеркало.

Да, будь я девушкой, мы бы действительно могли бы быть сестрами: Лена - старшей, я младшей. Ей лет девятнадцать - двадцать, но она стройная и миниатюрная. Смотря на свое отражение рядом с ней, я невольно поражаюсь, насколько изменилась моя фигура: если раньше я мог врать себе, что изменения незначительны, то сейчас зеркало особенно правдиво - только маленький членик отличает меня от девушки. И если быть честным, могу ли я винить парней за то, что они сделали, застав меня в мужском туалете?
- Да, вы в натуре как две сеструхи, - Гриша, подрачивая член, подходит, и начинает лапать попеременно то меня, испуганно сжавшегося при воспоминании о раздирающем попку поршне, то похихикивающую и игриво бьющую его по рукам девушку.
- Всегда мечтал сразу с двумя, и чтобы именно сестры были.
- Ну что девочки наши, познакомились поближе, теперь давайте поработайте в паре, - Руслан усаживается на диван, - Ленок сосет мне, Сашок - Семе, а ты, Гриша, пока оператором поработай.

Опускаюсь на колени и провожу языком по члену Семена. Он любит, когда минет начинается вот так, с неторопливого движения язычка по яичкам, а потом дальше, по стволу. Аккуратно слизнуть выступившую капельку смазки. Теперь язычком вокруг головки. Семен начинает дышать чаще, его ладони обхватывают мою голову и начинают насаживать на вздыбленный член. Глубже, еще глубже - хуй начинает проникать в горло, яйца хлопают о подбородок, носик упирается в жесткие паховые волосы. Теперь главное поймать ритм, и тогда тошнота отступит, а дышать станет легче. Разумом этого не сделать - только отдаться инстинктам и пожелать от всей души доставить удовольствие своему ебарю, своему мужчине.

Пытаюсь хоть краем глаза увидеть, что делает Лена. Впрочем, чмокающие звуки подсказывают - то же, что и я. Семен слегка меняет позу, и я теперь могу подробней рассмотреть как девушка умело ласкает член Руслана, то заглатывая его полностью, то легкими, изящными движениями язычка лаская крупные яйца. "Точно, Руслан это любит... Значит они не в первый раз... " Лена замечает мой взгляд и подмигивает. Ее рука тянется, и начинает ободряюще поглаживать мое плечо.
- Класс. Теперь пошли в

Метки к статье: девственность, лишение девственности

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
^